Афиша • Фото • Форум • Клубы • Барахолка • zvuk.in/m Добавить событие
ZVUK.IN
Карнавал Магии Metallica Show Tribute с симфоническим оркестром
Активные темы · Участники · Репутация · Поиск · Кто тут? · Помощь · WAP · 

> ЗВУК ВОКРУГ -> Общение -> Территория культуры -> Творчество 

На войне как на войне

(сон)
Ответ в темуСоздание новой темыСоздание опроса
Странница
3.08.2004 - 10:02
Цитировать сообщение
Незарегистрированный



Дело было в середине войны. Мне достался хороший полк. Мы дрались, когда нужно было драться, и пили, когда было что пить, и веселились, когда могли. Я был одним из многих: уже не новичок, но еще ничего особенного из себя не представлял. Я успел побывать в нескольких боях, и знал, что война – это просто и понятно. Как и у других, у меня был кумир – из тех, без кого наш полк был бы просто дурацким сбродом. Первым среди них был наш командир, проверенный временем парень, простой и понятный, как война, с кучей шрамов, настоящий патриот. Он был нашей землей, которая не могла уйти из-под ног: в смысле, мы знали, что он всегда прикроет наши задницы, хотя он всегда шел впереди. Потом Михель – неунывающий и бесшабашный весельчак, первый задира и бабник. Такие отличные кудрявые парни есть в каждом отряде – жить и воевать без них куда скучнее. Были и другие, окруженные почитателями. Но я втайне благоговел только перед одним человеком, благоговел до такой степени, что даже не пытался ему подражать. Я наблюдал за ним постоянно. Он вечно был один, когда не дрался, ни с кем почти не разговаривал. У него на лице была написана смерть – спокойная, печальная и красивая. От этого дух захватывало, от одного того, что ты представлял, какая боль должна сидеть у него внутри, чтобы лицо так выглядело. Что для этого надо пережить. При этом в моих глазах он был почти божественно красив. Кожа у него на лице была по-женски белая и тонкая, узкие кисти рук. Мундир на нем сидел так, как будто он в нем родился. Он был лучший фехтовальщик, убивающий так легко, как будто поправляет платок на шее. Нет, нет, он не любил убивать. Он ненавидел войну, как никто из нас. Я знал его лучше, чем кто-либо другой – и поэтому я любил его до слез, и до слез боялся за него. Я становился старше, только глядя на него.

Но по-настоящему я повзрослел позже. Я говорил, что уже понюхал крови тем летом. Но настоящим моим первым разом был как раз тот день. Нам приказано было взять очередную переходящую из рук в руки крепостишку, где засел полк неприятеля. Никакой стратегической роли она не играла – еще одна пешка, цвет которой нужно было сменить с красного на синий. Название я сейчас уже не упомню – то ли Сен-Жермен, то ли Пью-Туа... К ней сходились улицы провинциального городка. Жителей там уже не было, потому что они не путались у нас под ногами - это я помню.

Было жарко и пыльно, перед глазами все мелькало и путалось. Думать некогда. Убивай, пока не убили тебя, вот и все. Бой занял, может, полдня, около того. Мы уже сражались внутри крепости, рассеявшись по ее внутренностям. У меня в голове все мутилось от усталости и жары. Я достал лезвием грудь солдата, который был напротив, он упал, и больше их рядом не оказалось. Я посмотрел вокруг – узкая переходная комнатушка с одним окном в череде таких же, пыльная и полутемная. И рядом, недалеко, он, мой кумир, дрался с каким-то из последних. Они оба были изранены, тот упал, но и он тоже упал. Я побежал, кажется, уронил шпагу, и рухнул около него на колени. Раны были смертельные - дыра в груди, в плече дыра. Я зачем-то пытался закрыть их руками, чтобы не выливалась кровь. Волосы у него тоже были в крови. Он посмотрел на меня, или в потолок, улыбнулся. Тут изо рта у него потекло, и он умер у меня в руках.

Тогда я встал и пошел обратно по этому переходу. Все уже закончилось. Везде было почти пусто, сталью звенели в двух-трех местах. Лежали убитые в разных мундирах, красных и синих. Там был и командир, и Михель, и мальчишка, которого к нам прислали недавно. Мы все баловали его, как младшего брата или сынишку. От нашего полка осталось человек пять, таких же, как я. От них никого не осталось. Мы победили.

Справа были окна, в них светило солнце, уже заходящее. В лучах клубились пылинки. Я шел, шатался, и думал только об одном: что я не понимаю. Почему я живу?.. Он погиб, а я, – ничто, никто, – я живу! Зачем все это было? Зачем?..

И я до сих пор не понимаю, зачем мы – и мы, и они, все – убивали друг друга в этой никому, как потом выяснилось, не нужной крепости.

Записала сон Странница.

Книжник
3.08.2004 - 13:42
Цитировать сообщение




Грустный рассказ о грустных событиях. Глюков вроде нет.
Все мы рано или поздно задаемся вопросом "зачем?" Задаем его смотря на обгорелые останки дома, на погибших сыновей и дочерей, задаем этот вопрос, когда смотрим и понимаем, что дело всей нашей жизни погибло. Когда всё к чему стремились превращается в пепел, мы задаем вопрос "зачем?" и нам не нужен ответ зачем это произошло, нам нужен ответ для того чтобы знать, стоит ли жить дальше и ради чего.
Многие люди живут только для того чтобы жить. Но и жить можно по разному. Можно как потребитель - набивая своё брюхо и работая только для того чтобы набить его покрепче. А можно жить как человек, ради идеи, которая не умрет и надолго преживет всех нас.
И может быть, взятие этой самой никому ненужной крепости и станет самым главным событием в НАШЕЙ жизни. Может быть ради этого и стоило жить?


--------------------
Ну, если никто, тогда значит я.


В теме сейчас:



Опции темы
 








     ZVUK.IN   
Все права на материалы, находящиеся на сайте "ZVUK.IN", охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. Использование материалов сайта допускается только с разрешения редакции или авторов материалов. При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на "ZVUK.IN" обязательна.